faq

Игровое время - октябрь 2016
Еще несколько тысяч лет назад люди в своем страхе перед стихиями и природой сотворили своей верой первых богов. Это были хтонические и опасные твари, но чем умнее становились люди, тем более благородно и очеловеченно выглядели их боги, подвластные обыкновенным земным страстям и эмоциям. Боги были частью эпох и цивилизаций, создавали историю человечества, а человечество создавало их. Так длилось не один век, пока мир веры не захватил монотеизм. Древние языческие боги постепенно стали стираться из памяти людей, больше ненужные и забытые. Они теряли свое могущество и силы, приближаясь к жизни простых смертных, и последним утратили память, облегчив свои страдания по былому. Но не все: кто-то остался помнить.
Общеизвестно, что трикстеры – это бич всех известных пантеонов. Юродивые дурачки, способные навалить зловонную кучу поперек банкетного стола, заставив остальных богов брезгливо морщить носы, поднося к ним надушенным платочки...читать далее

Gods among us

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gods among us » partnership » ARKHAM: horror is a place


ARKHAM: horror is a place

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://funkyimg.com/i/27oQH.gif

0

2

Лечебница Аркхэм вновь открывает свои двери для всех страждущих!
У нас уже обновился дизайн, а совсем скоро вас ожидают и другие плюшки реорганизации!

http://s2.uploads.ru/t/LVukB.png

0

3

http://sd.uploads.ru/2XPYJ.png

Они действуют по одним им известной схеме, имеют психические расстройства и пугают своей непредсказуемостью. Некоторые из них выработали свой почерк, другие - не боятся являть себя народу, используя маски и специальные костюмы. Примерные портреты каждого из них уже несколько недель украшают столы офицеров GCPD, однако, несмотря на все усилия копов, они так и остаются не пойманными. Это самая страшная категория преступников - людей, которым уже нечего терять.

❖❖❖

16 июня вышел номер Gotham Gazette, где сообщалось о том, что в Готэме получили распространение новые группировки и преступники-одиночки, действующие против закона. Журналист, писавший эту статью, назвал их маргиналами, и это название настолько прижилось в обиходе, что иначе их никто не и зовет. Под определение "маргиналов" стали попадать все - маньяки, психопаты, сбежавшие из Акрхэма, которых так и не удалось поймать... и именно Маргиналы стали представлять для города наибольшую опасность.

[indent] ❖ Персонажи из акции придерживаются сроком на три дня.
[indent] ❖ Персонажи проходят по обычному шаблону анкеты.
[indent] ❖ Смена внешности персонажа допустима после обсуждения с администрацией.
[indent] ❖ Персонажам гарантируется место в сюжете.

0

4

ALICE LEPAM | ЭЛИС ЛЕПАМ
БЕЛЛАДОННА
chaotic evil, 33 y.o., владелица цветочного бизеса, в образе Bridget Regan
http://s9.uploads.ru/YJXMp.png

Элис Лепам была избалованной дочкой богатых родителей ровно до тех пор, пока ее отец, привезший из Франции свой цветочный бизнес, не был убит за долги одним из шестерок Марони. С этих пор все пошло наперекосяк: мать Элис запила, его сестра принялась поглядывать на наследство Лепамов, не имея о цветочных делах никакого представления, а партнеры отца стали пересматривать стратегию ведения дел, с каждым днем ухудшая их состояние. Тогда в права вступила сама Элис, чьим единственным увлечением, кроме покупки предметов роскоши, была ботаника. Имея весьма странное представление о том, как управлять таким бизнесом, она выработала две основные линии: расширение ассортимента и устранение конкурентов. Листья и семена белладонны стали отличным средством для того, чтобы травить особенно резвых; симптомы, проявляющиеся только через полчаса и очаровательная улыбка Лепам создали смертоносный дуэт, благодаря которому погибло уже шестеро владельцев цветочного бизнеса. Офицеры GCPD дали неизвестному отравителю прозвище Белладонна, а сама Элис получила в свое распоряжение практически монополию на цветочный бизнес.

GABE WILSON | ГЕЙБ УИЛСОН
КАЛЕНДАРНИК
neutral evil, 43 y.o., печатник на типографии "Old Paper", в образе Matthew McConaughey
http://sa.uploads.ru/pzFMu.png

Гейб - настоящее порождение Ист-Энда, с его нищетой, проголодью и сомнительным заработком. Ему всегда открывалось множество перспектив - алкоголизм, наркотики, воровство, убийства, мужская проституция, в конце концов, или сутенерство, если повезет. Однако ничего из того, чем пестрили окрестности Парка Роу, не прельщали Уилсона, который с удовольствием проводил время в Финансовом квартале, представляя, как однажды и он облачится в деловой костюм за пору сотен баксов. На типографии Гейб оказался случайно после череды довольно неприятных отказов в виду "нет образования"-"нет опыта"-"вы похожи на наркоторговца, следующий!", что породило в нем определенную ненависть к бюрократии, которая только усилилась, когда его сестре отказали в лечении из-за отсутствия страховки. Мэг скончалась у него на руках, а дата 24.05 навсегда отпечаталась в сознании, породив устрашающую зацикленность на событиях, которые Календарник жаждет запечатлеть в жизнях всех готэмцев, устраивая взрывы, поджоги и массовые убийства в праздничные или знаменательные для города дни.

0

5

PAYTON MARQUEZ | ПЭЙТОН МАРКЕС
СОРОКА
chaotic evil, 28 y.o., воровка, в образе Jessica Szohr
http://s7.uploads.ru/VaOQh.png

Пейтон, уроженка Кубы, оказалась в Готэме под влиянием вполне обыденных обстоятельств, изложение которых, впрочем, тянет на неплохую драму. Энрдю Блекстоун, готэмский миллионер, наследник империи, занимающейся строительством отелей класса люкс, отправился на отдых и закрутил роман с юной и горячей кубинкой. Конечно, чтобы склонить нелюдимую, но яркую Пэй, ему пришлось пообещать ей золотые горы и немного сверху, однако правда раскрылась, когда девушка стала упрашивать его забрать ее с собой. Блекстоун наотрез отказывался обзаводиться обузой, за что Маркес разгромила его личный самолет. Однако на этом все не закончилось. В следственном изоляторе у Пэй диагностировали шизофрению и отправили на лечение, откуда та успешно сбежала. Решив последовать за любимым, она переехала в Готэм и только там узнала, что Блекстоун давно и безвозвратно женат. Но ведь такой крупный город - город больших возможностей, подумала Маркес и принялась окручивать одного богача за другим. Из дома каждого она выносила бриллианты и золото, меха и ценные облигации. Пэйтон сама не заметила, как воровство и мошенничество стало ее призванием и наваждением - теперь ни один состоятельный человек не может уйти от нее, не распрощавшись с частью своего состояния. А Маркес, тем временем, давно подружилась с парочкой ювелиров, которые помогают ей переплавлять краденное и присваивать его себе.

QUENTIN "QUENTO" LEROY | КВЕНТИН "КВЕНТО" ЛЕРОЙ
МИСТЕР ПИГ
chaotic evil, 45 y.o., основатель закрытого салона красоты в Готэм-Виллидж, в образе John Carroll Lynch
http://s0.uploads.ru/KVZ4S.png

Становление Пига начиналось вполне тривиально - с глубоких детских травм. Мистер и миссис Лерой наверняка и представить не могли, когда в очередной раз унижали собственного сына небрежно брошенным "ты недостаточно хорош для нас", что из него с возрастом выйдет вполне себе успешный маньяк-убийца, чей кровавый след заставит судорожно проблеваться на мостовую с не один десяток полицейских, не говоря уже о тех, кому посчастливилось обнаружить изуродованные и прибитые к стенам тела. Лучший студент медицинского факультета, талантливый пластический хирург, Квентин обещал стать образцовым готэмцем, если бы не нервный срыв, который запустил давно скрытый убийственный механизм - Квенто одержим желанием избавить от уникальности и различий весь город, а после и весь мир. Его салон пользуется популярностью среди богемной элиты Готэма, обеспечивая ему стабильный доход и возможность творить за закрытыми дверями искусство - обезображенные жестокими экспериментами тела либо влачат жалкое существование, либо выбрасываются, словно мусор, на улицы города.

0

6

ЗАЯВКА ОТ ASHLEY MORRIS

OLIVER MORRIS | ОЛИВЕР МОРРИС
lawful neutral, 37 y.o., главный редактор Gotham Gazzete в образе Benedict Cumberbatch
персонаж также проходит по акции

https://67.media.tumblr.com/12b70e42ee8ddf70457dde5d15c5b01d/tumblr_o2uyw38CJM1t09yy8o1_540.gif

+

https://67.media.tumblr.com/223d0e977f7a9d4dab95879c8e0e9ac7/tumblr_o2uydz5vrl1t09yy8o4_540.gif

https://67.media.tumblr.com/22f736565465a6f9ddff7470094dec95/tumblr_o2uydz5vrl1t09yy8o2_540.gif

ДОСЬЕ НА ПОДОЗРЕВАЕМОГО

❖ В редакции газеты ты всегда выглядишь серьезно. Даже слишком серьезно. На лбу залегает глубокая складка, брови сдвинуты и напряжены, шустрые глаза бегают по белоснежному листу на столе, испещренному машинописными символами. Охота ведется на каждое слово, и ты, словно опытный взрослый лев, щуришься и готовишься к броску, занеся над ним перьевую ручку с алыми как кровь чернилами. Тебе редко что нравится с первого раза. Каждый материал - сплошь залитое этими красными пятнами полотно. Если правок меньше десяти - репортер автоматически выигрывает спор и получает со ставок между коллегами больше выплаченного гонорара. Автор, который понравится Оливеру Моррису - настоящая редкость. Алмаз самой привередливой огранки. У тебя есть вкус на такие вещи, поэтому ты никогда не допустишь к публикации плохую вещь.
❖ Твой ум критичен, твой мозг постоянно работает. Ты из тех, кто запросто продаст родину, если это поможет тебе достичь успеха. Ты просчитываешь наперед сразу три хода и всегда знаешь, к чему приведет тот или иной поступок. Ты четко знаешь, из чего извлечь пользу и как сделать любую мелочь сенсацией. Можно сказать, у тебя нюх на потенциал.
❖ Твоя семья - это единственная неподвластная тебе слабость. На рождественских обедах ты позволяешь себе носить связанный женой пуловер, а на Хэллоуин отправляешься собирать сладости со своей племянницей в костюме, который предварительно мастеришь сам.
❖ Ты - самый молодой шеф-редактор, которого только видел Готэм. Тебе удалось сместить своего предшественника не бунтом и не его выходом на пенсию, а долгой стратегией и собственной искрой таланта. Gotham Gazzete редко видела таких одаренных авторов, поэтому тогда, почти 10 лет назад, не было ни одного работника издательства, который не пророчил бы тебе шикарную карьеру.
❖ Тебя неоднократно видели на концерте Kiss с разрисованным лицом или зажигающего под Deep Purple. В тебе живет дух бунтаря, нереализованный и практически загубленный в зачатке. Тебе такое положение вещей не нравится, и ты стараешься дать выход своим потребностям хотя бы где-нибудь. Ты сидишь на прозаке, и твоя жена говорит, что ты становишься похожим на какого-то торчка. Тебе хочется швырнуть в нее папкой с документами и крикнуть, что она сама виновата.
❖ Ты учился в Колумбийском, а потом вернулся в Готэм. Многие этого не понимают, ведь Лига Плюща дает огромные преимущества при трудоустройстве. В целом, едва ли ты мог рассчитывать на столь же удачную карьеру в Нью-Йорке. Да и тебе самому, по признанию, никогда не нравился этот город. То ли дело Готэм. Настоящий рай для трагедии, самая благодатная почва для криминальной журналистики.
❖ Твое вступление в студенческое братство для всех стало настоящим открытием. Никто не ожидал от тебя того, что ты способен чопорно носить значок и считать себя "элитой", как и того, что ты будешь целую вечность пить с друзьями на всевозможных вечеринках. На самом деле, ты прекрасно знал, на что шел. Братство обеспечило тебе отличные знакомства по всему штату, в том числе и знакомство с Каннингом, который ныне является мэром Готэма.
❖ Ты рано женился. Почти сразу после окончания университета, на своей сокурснице Минди. Минди была одной из тех "девчонок из обеспеченных семей", которой захотелось поразвлечься на вечеринке не без последствий. Она забеременела и ее родители вынудили вас сыграть свадьбу. Однако на восьмом месяце она потеряла ребенка, едва не умерев сама. Те зачатки совести, что воспитывали в тебе родители, не позволили тебе оставить ее, и вы по сей день находитесь в браке.

       ❖ Я оставляю на откуп игрока почти всю биографию персонажа, чтобы он сделал его максимально "своим".
       ❖ Я также сообщаю, что у Оливера не было детей достаточно долго, но появятся ли они вообще - Ваше дело. Можете сделать из этого повод для трагедии, т.к. мне почему-то кажется, что Оливер хотел бы детей.
       ❖ Можете завести себе любовницу, можете даже любовника, семья Вас не осудит.
       ❖ Ради бога, сделайте этого персонажа живым, серьезным и продуманным. Он этого достоин. Я Вас уже люблю.

ПРОТОКОЛ ЗАДЕРЖАНИЯ

Я люблю своих родителей, правда, но ты, дядя - это нечто совершенно особенное, и несмотря на то, что мой отец по возрасту тебе намного ближе, чем я, "братом по разуму" ты всегда почему-то считал именно меня. Может, всему виной было то, что твоя жена долго не могла родить и ты воспринимал меня как симбиоз собственной дочери и младшей сестры, а может тебе просто понравилось то, что я с ранних лет пошла скорее по твоим стопам в плане интересов и классических характерных черт семейства Моррис. Так или иначе, ты всегда поощрял мои увлечения, подарил мне первый фотоаппарат, водил меня в походы, возил на концерты популярных групп и бывал на всех играх нашей футбольной команды, где я выступала как чирлидер. Я и сейчас всегда могу обратиться к тебе, будь у меня серьезная проблема, которую надо помочь решить, или просто плохое настроение, а алкоголь в барах мне еще не продают. Я делаю все, чтобы не заставлять тебя краснеть, ведь ты устроил меня в лучшую газету города, в свою газету, а ты взамен подкидываешь мне интересные репортажи и стараешься не повышать голос, когда я косячу.

ПРИЛАГАЕМЫЕ УЛИКИ

много букв

[indent] Эшли закашлялась. Ей казалось, будто бы холодный пояс с металлическими шипами, который носила ее сестра в своей неформальной юности, протащили через ее пищевод, бронхи, не забыв хорошенько расцарапать легкие и вонзиться в израненное горло. Это было не похоже на то чувство, когда блюешь после вечеринки или слишком плотного обеда, но где-то на уровне горла ощущения были столь же... неприятные. Она кашляла, сама не понимая, в чем так провинилась, и резко села, где бы она ни была и чем бы это ни угрожало. Сквозь веки пробивался оранжевый свет, и Эшли открыла глаза.
[indent] Нет, произошедшее ей не приснилось. Все это было наяву, точно так же, как она только что видела. Вот она сидит возле моста на одном из берегов Готэм-ривер, промокшая до нитки. Вот рядом пыхтит Дэвид, который еще секунду назад нависал на ней, присасываясь к ее рту. Вот проломленный барьер моста, которой не выдержал напора загнанной в угол машины Беннета. Той самой, что сейчас покоилась на дне этой самой Готэм-ривер.
[indent] - Если ты так хотел меня поцеловать, не обязательно было устраивать для этого такое приключение, - с усмешкой заметила Эшли, благодарно похлопала репортера по плечу. В ее обычной привычке было бы накинуться на него с объятиями и расцеловать в обе щеки, бесконечно верещая и визжа от восторга, он ведь спас ее жизнь. Однако что-то вдруг сковало все внутри нее и ей стало ужасно неловко, ведь ему такой жест может не понравиться и он, чего доброго, оттолкнет ее. Поэтому девушка предпочла использовать иронию и нацепить на лицо маску близкую к равнодушию, будто ее как минимум раз в неделю спасают от неминуемой смерти.
[indent] Чтобы сгладить возникшую внутри нее неловкость, Моррис вглядывается в пятна света от мостовых фонарей, стараясь рассмотреть в них движущиеся фигуры. Мало ли, их преследователям захотелось удостовериться в том, что шпионы действительно ликвидированы и им ни о чем не придется беспокоиться. Девушка невольно вздрогнула - от холода ли, или от закравшегося предчувствия - что если они успели разглядеть их лица и теперь начнут за ними охоту? Что если Дэвид Беннет получит свою колонку колумниста с дерзкой фотографией в самом верху, и мэр узнает в его чертах нечто знакомое? Что если... - от этой мысли по телу Эшли пробежали мурашки, усилившиеся чувством сильнейшего озноба холодной готэмской осени - если мэр разглядел ее? Он ведь доверился ей, он ведь точно знает, кто она и где ее искать. Тогда влетит и ее дяде, и ее отцу, и ей самой. Во что она вляпалась? Какого дьявола ее понесло в Эйс-Кэмикалс этим вечером? Это все Беннет с его бургером. Мог бы взять штатную камеру и сделать пару снимков сам, не сломался бы. И операция бы прошла тише, и он сам бы расплачивался за ее возможные плачевные последствия. А теперь ей можно смело попрощаться не только с работой, но и головой. Это определенно он виноват во всем случившемся.
[indent] Почти надувшись от обиды на парня, перед которым еще минуту назад она была готова рассыпаться в благодарностях, Моррис сердито обернулась в его сторону и сжала губы. Беннета трясло от озноба, с его волос и одежды капала вода, а сам он с трудом и хрипом тяжело дышал. Девушка уже хотела потянуться к нему и приобнять, чтобы они согрелись хотя бы обоюдным теплом их тел, однако поднятая и протянутая рука заставила Эшли вновь едва слышно застонать.
[indent] - Моя камера... - не обнаружив на запястье фотоаппарата, благодаря которому она едва не пошла на дно, рыжеволосая тяжело вздохнула и опустила плечи. Даже если бы каким-то невероятным чудом ей бы и удалось просушить пленку и достать оттуда необходимые кадры, думать об этом все равно было уже поздно, поскольку единственные свидетельства увиденного этой ночью забрало с собой течение Готэм-ривер. И ведь теперь она даже сама себе не могла доказать, что видела что-то из ряда вон выходящее. Она даже самой себе не могла дать возможности поверить в то, что так упорно втолковывал всем Дэвид. По-хорошему, у нее будет шанс очиститься перед мэром, если она сдаст все события этого вечера ему, исключив из них собственную кандидатуру... с другой стороны, так ли уж действительно хорош мэр, если он имеет дела с такими сомнительными личностями в таком неподобающем месте? Чувствуя, как перестают ее слушаться конечности и челюсти, не попадая зубом на зуб, Моррис заправила волосы за уши и снова повернулась к коллеге.
[indent] - Так, ладно, давай теперь по порядку. Что за херню мы там видели сегодня? Тебе удалось что-нибудь узнать?

***

[indent] Время словно остановилось на мгновение, давая ей прийти в себя и собраться с мыслями. Едва весь зал осветился бликом ее не-вовремя-сработавшей-вспышки, пришлось сориентироваться максимально быстро. Сразу пригнуться, спрятать лицо, позвать Дэвида. Отойти в тень и начать уходить сначала медленно, но потом рвануть от страха и едва не споткнуться о собственный развязавшийся шнурок на испорченных кедах. Она бежала так быстро, что опасливо заскрипели леса под ее ногами, что архитектура склада превратилась сплошь в цветовые пятна, что звуки слились в один бесконечный смешанный поток. В груди и левом боку уже предательски закололо, когда она выбежала на улицу и растерянно огляделась. Идти от спрятанной в темноте машины к освещенному зданию завода было легко, тогда как искать в темноте спрятанную машину оказалось почти невозможно. Не жалея обуви, она зашлепала по лужам и грязи, стараясь отыскать прореху в заборе и замерла лишь на той стороне, пригнувшись и давая возможность глазам привыкнуть к темноте. Буквально нащупав ими автомобиль, Эшли метнулась к нему, как к спасательному кругу, подергала за ручку и к собственному удивлению обнаружила машину не запертой. Забравшись туда и с остервенением шлепая по заглушкам на двери, Моррис вжалась в сидение и сползла под него, стараясь спрятаться под приборной панелью до прихода Дэвида. Если он будет. Перед глазами фотографа до сих пор стояла ужасная сцена, как Беннет и мэр смотрели друг на друга прямо и отчетливо, как очевидная угроза проскользила в жесте последнего, и как рванула с места охрана главы города, размахивая пистолетами наперевес. Если репортер Готэм Газетт уцелеет и прибежит к машине раньше остальных, его можно будет окрестить самым везучим человеком в Готэме, не иначе.
[indent] В дверь со стороны водителя кто-то заскребся, и Моррис почувствовала, как сердце бешено забилось у нее едва ли не в самом горле. Она вжалась в кресло еще больше, пока не услышала за шумом погони вполне очевидную ругать Беннета. Обрадовавшись ему как никогда в своей жизни, она помогла мужчине открыть дверь и проникнуть внутрь автомобиля. Больше от нее ничего не зависело. Покопавшись еще с полминуты, журналист рванул с места, увиливая от града пуль, мгновенно посыпавшегося на них. Испугавшись еще больше, Эшли уже хотела продолжить попытки сползания на пол, но места попросту не оставалось, а тон Дэвида нагнал на нее страха не меньше, чем вполне очевидное преследование. На хвост им сели сразу два автомобиля и Моррис, продолжая трястись от ужаса, крепко вцепилась в камеру и пальцы ее белели от напряжения с каждой секундой.
[indent] - Я... я... я, прости меня, Дэвид! Она сработала случайно, я этого не планировала! Так не должно было случиться, сбой настроек, понимаешь, было слишком темно... я еще не привыкла к этому аппарату, он слишком современный, понимаешь... - она тараторила без умолку, стараясь объясниться, оправдаться, заглушить своим голосом скрип шин, гулким эхом раздававшийся повсюду в ночной тиши, - я не хотела, правда. Прости меня, прости-прости! Если это поможет, я сделала хорошие снимки, они подойдут под любой материал, который ты накопал...
[indent] Чтобы доказать свои слова, Эшли подняла камеру чуть повыше, повертев ей перед носом у водителя и поцеловала ее, обняв и прижав к сердцу, точно дитя. Пока девушка рассыпалась в извинениях, они уже покинули территорию завода и мчали по пустынной дороге к Готэму. Оставалось лишь преодолеть мост и они будут под охраной города. Не то, чтобы там кому-то было дело до них, но в этом проклятом месте ночью начиналось все самое интересное. Активное движение им было обеспечено, и они легко укроются от преследователей, пока те будут стоять в очередной пробке. Она видела в кино, как это работает. Это всегда работает. Наверняка какой-нибудь грузовик, который преградит им дорогу и отделит машину Беннета от людей мэра уже выехал и готовится стать их спасителем.
[indent] - Давай, старушка, ты можешь быстрее! - бодрым тоном сказала Моррис, шлепнув по панели над бардачком и, наконец, выпрямилась в кресле. Форд значительно проигрывал навороченным тачкам головорезов главы города и им нужно было начинать молиться, чтобы ее оптимистичный тон оправдался. Она озвучила Беннету свои мысли насчет того, почему им нужно как можно скорее оказаться в городе как раз за минуту до того, как свет фар преследующей их машины показался не в заднем, а ее окне.
[indent] - Господи! Они столкнут нас, Дэвид, столкнут с моста! - зашептала в ужасе Эшли, снова уползая вниз и мотая головой. К тому моменту, как бравые журналисты Готэм Газетт въехали на мост, одна из машин уже практически поравнялась с ними и вознамерилась идти на откровенный таран.

0

7

А у нас новая глава квестов!

ISSUE #3: THE PHANTOM MENACE

В Готэме наступает рассвет. Кажется, что город пережил свои проблемы и начинает медленно пробуждаться, выползая из пучины страха и порока, поглотивших его. На пост главы города избран человек, не отягощенный коррупционными идеями - его предвыборная кампания начинает исполняться, улицы Готэма становятся чище, а общее настроение - лучше. Однако не все так просто. Несмотря на слабое солнце, осветившее площади города, в нем все еще остается достаточно темных переулков. И даже они - ничто, по сравнению с той темнотой, что скрывается в полуденных тенях.

♦ Текущая дата: 28 июня 1976, 12:00 - 22:00.
♦ Погода в Готэме: +26, ясно.
♦ Если Вы хотите участвовать в квестах, отпишитесь в соответствующей теме - и, когда соберется еще 3 человека, мы дополним сюжетную ветку. Туда же можно направлять любые вопросы о своих квестах или отказ от участия.


Читать далее...

0

8

ЗАЯВКА ОТ ФИШ МУНИ

SELINA KYLE | СЕЛИНА КАЙЛ
true neutral, 16 y.o., уличная воровка, в образе Camren Bicondova

http://67.media.tumblr.com/5d2e92fbcdc9c71f7b3aaa140382aaec/tumblr_oejtpd66QQ1s3ulybo5_400.gif http://66.media.tumblr.com/569fc7b8a36f7a47d88e8c9cf0477edb/tumblr_oejtpd66QQ1s3ulybo6_400.gif

ДОСЬЕ НА ПОДОЗРЕВАЕМОГО

Пронзительный визг шин и грохот полупустых мусорных баков, из которых стремглав выскочила пара бездомных кошек. Их вытянутые грязные тени скрылись за ближайшим углом, оставив Селину в абсолютном одиночестве. Его разбавляла лишь ароматная уличная сырость и яркий неоновый свет, перекрываемый у самых глаз железными перилами лестницы - одно из опорных мест маленькой воровки неизменно выводило на вид центральной улицы Готэма. Привычная для здешнего климата зима - мокрый снег вперемешку с редкими порывами ветра, уносившего вместе с собой любое тепло, которое успевало скопиться под курткой. Девочка тихо шмыгает носом, поправляя обрезанные перчатки, а под ногами уже разразился веер коротких брызг от мягкого прыжка, плавности которого действительно могла позавидовать любая кошка. Близится Рождество. Несмотря на отвратительную погоду, толпы людей снуют из стороны в сторону, сверкая улыбками и эмблемами магазинов на подарочных пакетах с многочисленными покупками. Селина натянуто кривит рот, стараясь презрением заглушить тихую детскую зависть, которую неизменно всколыхнул вид грядущего семейного торжества. Она осторожно пробирается меж фигур в плотных пальто, стараясь как можно ниже опустить козырек тонкой кепы. Кто-то на ее пути замешкался, из разорванного дна пакета посыпалась мишура и игрушки, а потому мужчина согнулся, пытаясь собрать свою разноцветную поклажу, даже не заметив, как маленькая, аккуратная ручка пробралась в его карман и выудила оттуда бумажник с довольно неплохими остатками зарплаты. Кошка улыбается, ловко пряча чужое добро в складках своих одежд.
- Воровка! - доносится сокрушительный вопль какой-то дамы, заметившей манипуляции маленькой преступницы. Люди недоуменно и с опаской озираются, и только сорвавшаяся на бег Кайл дает им понять, что именно она только что кого-то обокрала. Перед лицом мелькают скрюченные руки прохожих, тщетные попытки которых не увенчались успехом до самого конца улицы, где за поворотом Селина просто исчезла. Никто не догадался поднять голову и взглянуть вверх на бледное лицо подростка, замершего на ледяной лестнице. Адреналин и восторг. Проулки сменяются друг за другом, позволив спешащей Кошке пересчитать награбленное.
- Держи. Купи себе что-нибудь, - половина денег была бесцеремонно всунута в руки бездомного мальчишки, лица которого Селина даже не удосужилась рассмотреть. Девочка и без того знала, что он нуждается в них больше, чем она сама.

ПРОТОКОЛ ЗАДЕРЖАНИЯ

Черствое сердце Муни смягчается лишь при виде Селины и Бутча, а потому потенциальный игрок должен понимать всю степень той любви, которой будет окружен, если возьмет Кошку. Я бы хотела видеть каноничную "готэмскую" Кайл, а потому не одобрю каких-то значительных отхождений от того, что было представлено в сериале. Я хочу качественной, а не количественной игры в погоне за тысячами символов, простынями из которых можно будет укрывать бездомных в центре Святого Брутуса. Главное - передавать характер и ту атмосферность, которая всегда окружает Кошку, стоит ей где-либо появиться.
Я очень нуждаюсь в моей маленькой девочке, которой Фиш Муни как никто другой поможет стать значительной фигурой в преступном мире Готэма :3

ПРИЛАГАЕМЫЕ УЛИКИ

Свернутый текст


   В ушах до сих пор перемежался шуршащий звук, с которым обычно чьи-то руки небрежно и монотонно сминают бумагу, будто бы окружающее пространство представляло собой удушливую каморку какого-нибудь изнуренного офисной работой клерка. Пожалуй, этот звук мало чем выделялся из того сонма, что ежедневно порождал Готэм и вдалбливал в уши даже глухонемым инвалидам, стонущим под прессом счетов и смешных до колик в голодном желудке льгот. Даже до этих бедолаг не снизошло божье благословение, видимо, не способное пробраться сквозь тот смог, которым было объято готэмское небо. Возможно, причина была в введении проклятой мануфактуры столетия назад, что своими токсичными исторжениями уже заключила горожан в неутешительную тенденцию – яркие столбцы рака и бесплодия на мертвом теле статистики с каждым годом неуклонно подползают вверх, грозя унести с собой добрую половину Готэма, оставив лишь отъявленных головорезов и психов, которых даже чума не способна была ухватить за аморальную задницу. А возможно, все было до нетривиального просто и по-библейски – город чертовски погряз в грехе, настолько, что даже отвратил от себя святые лица, унылое и удручающее порицание на которых можно было встретить лишь зайдя в собор святой Мартиники на Third Avenue, если хорошенько вглядеться под слой пыли, которыми были покрыты изрядно потрескавшиеся изваяния.
   Но острый слух на каком-то ментальном уровне улавливал это беспрестанное бумажное шуршание. Именно с него начался день Фиш Муни, стиснувшей когтистыми пальцами мужской подбородок, так, что полные чуть потрескавшиеся губы собрались в маленькое бабуинье седалище на покрытом испариной лице. Пролегшее на нем отчаяние свидетельствовало о том, что португалец действительно опустил свое неосмотрительное жало в Cheval Blanc вместо той сивухи, что предназначалась ему по положению в семье. Фиш так и слышала любовное шелестение денег, которые вместо того, чтобы попасть к ней, осели в кармане никчемного Васко, готового обмочиться прямо здесь и сейчас, оставив под собой зловонную лужу раболепного страха. А ведь доллары и правда имели свое звучание, больше походившее на то, как скрепит накрахмаленная пеленка, в которую заворачивают младенцев для похода на воскресную мессу, нежели обычный бумажный шорох. А Муни любила деньги, как любила бы собственных детей где-нибудь в параллельной вселенной.
   - Твоя работа заключается лишь в том, - холеные пальцы поудобнее ухватились за лоснящиеся щеки мужчины, - чтобы следовать от одного заведения в другое и собирать в свою дамскую сумочку деньги, которые должны не Альваресу, что привел тебя в семью, - Фиш, не отрывая испепеляющего взгляда от искаженного лица, кивнула куда-то вправо, где маячил цветной рубашкой один из ее подручных. – и даже не мне, а дону Фальконе, настолько глубоко уважаемого всеми нами, - свободная рука обвела символический полукруг, - что, могу поспорить, узнав о твоих делишках, парни Альвареса выстроились в очередь, чтобы пустить пулю эту жадную пасть. – Пальцы брезгливо отбросили подбородок и тут же сложились в жест беспрекословного молчания, одним движением указательного из стороны в сторону прервав град оправданий, готовый сорваться с обмякших губ проворовавшегося Васко. Фиш завела руку за спину, в которую тут же вложили небезызвестную биту, знакомство с которой имел практически каждый мужчина в окружении Муни, не говоря уже о тех, кому удавалось ее разочаровать.
   - Нет, мисс Муни, пожалуйста! Только не бита, - очевидно, Васко знал, о чем просил, если кто-нибудь вдруг решил бы судить по его расширившимся от ужаса зрачкам.
   - В самом деле? – Решительная злоба, которая читалась на лице Фиш, неожиданно сменилась на задумчивое выражение. Возведя глаза к потолку, будто там вот-вот можно было обнаружить более-менее захудалый ответ на собственный вопрос, Муни даже уперла свободную руку в обнаженный вырезом платья бок, всем своим отрешенным видом вселяя надежду на меньшее искупление. – Ладно, что уж там, - благосклонная улыбка растянула резкую линию губ, и Фиш небрежно махнула битой в сторону провинившегося: - Бутч, пристрели его.
   Отчаянный вопль и блеяния о пощаде Фиш встретила уже стоя спиной к источнику своей головной боли, подкатывавшей к вискам последние две минуты казалось бы бессмысленного разбора полетов. С этим никчемным уродцем вполне мог разобраться сам Альварес, любивший загонять иглы под ногти тем, кто прилаживал руку к его немалой прибыли. Но люди порой нуждаются в показательной порке, в которой вид крови и выбитых зубов являлся самым доступным руководством по выживанию в среде, где приходится не столько подчинять, сколько подчиняться самому. Фиш замахнулась прежде, чем Бутч взвел курок, и остервенело нанесла один удар за другим. Тело сразу рухнуло под ее ноги, а карминовые капли, брызнувшие из разбитого рта, все-таки подпортили безупречный вид туфель из новозеландского питона. Бита опускалась и поднималась до тех пор, пока из хриплой глотки перестали вырываться даже стоны, видимо, еще в зародыше тонувшие под толщей крови, что исторгали из себя покалеченные внутренности. Только после этого Муни яростно отбросила биту и распрямилась, привычным движением поправляя волосы и даже не глядя на распластанное перед собой тело.
   - Уберите его и дайте мне салфетку в конце то концов, - раздраженно бросила владелица клуба, стенам которого приходилось скрывать за собой и не такие расправы. Фиш нисколько не заботили формальности в роде того, останется ли Васко после встречи с ее деревянной малышкой инвалидом и успеют ли очистить паркет до приходила первых посетителей. Муни уже всецело и полностью была поглощена зовом своего желудка, который, в отличие от желудков льготников и сирот, страдал от чувства голода лишь в ожидании изысканных блюд Беппе, заведовавшего всей кухней заведения Фиш Муни уже не первый год. Она с деланным вздохом опустилась за свой излюбленный столик, лишь коротко взглянув на то, как Бутч отдает распоряжения, но этого было достаточно, чтобы пронзительный взгляд зацепился за нерешительную и неуместную фигуру подле спины Гилзина.
   - Освальд, если ты не собираешься отпевать беднягу, то не стой у него над душой, - пальцы сухо и требовательно щелкнули, подзывая тщедушную фигуру к себе.

0

9

ЗАЯВКА ОТ JANE WILLIAMS

BARNABAS “BARRY” WEBB | БАРНАБАС “БАРРИ” УЭББ
neutral good, 16 y.o., ученик старшей школы, в образе Tom Holland

CARRIE CROSS | КЭРРИ КРОСС
chaotic neutral, 15 y.o., беспризорница, в образе Elle Fanning

http://savepic.ru/11902410.gif http://savepic.ru/11893194.gif

ДОСЬЕ НА ПОДОЗРЕВАЕМОГО

Кэрри Кросс бросила учебу и ушла из дома. Поступок, который совершает каждый третий подросток. Многие из беглецов вскоре возвращаются в родные пенаты, но Кэрри не из их числа. Возвращаться ей некуда. Родители девочки развелись: отец ушел к другому мужчине, мать после такого вопиющего предательства впала в депрессивно-агрессивное состояние. Если раньше Кросс мужественно терпела все притеснения в школе и твердо знала, что рядом с семьей найдет спокойствие и уверенность в себе, то теперь ежедневно металась из огня да в полымя.
Кэрри, с её несуразной, странной внешностью, с первого класса стала главным объектом для насмешек среди одноклассников. Когда в школе узнали  о том, что произошло во всегда казавшейся правильной и благочестивой семье Кросс, девочку попросту начали травить. Детские драки – самые жестокие: даже бандиты не настолько тупы и бессердечны, чтобы вшестером нападать на безоружного слабого человека. Синяки, разбитые колени, порванная одежда и жгучая обида за все унижения – единственное, что Кэрри помнит о школе и однокашниках.
У Кэрри Кросс нет за плечами детдомовского прошлого и уроков, которые дети гетто зазубривают с младых ногтей. Она оказалась на улице сравнительно недавно, но уже успела раскусить, что к чему в этой новой жизни. Пусть в школе девочку дразнили, обзывая «тупицей» - на самом деле на смекалку Кэрри никогда не могла пожаловаться. Кросс быстро сообразила, как воровать еду и оставаться не пойманной; приноровилась ночевать в пустых квартирах и главное - научилась вскрывать замки. Любые замки.
***
Мальчик-компьютер. Мальчик – гений. Мальчик с прогрессирующей миопией, у которого всегда с собой заботливо запакованный мамой бутерброд и яблоко в ланчбоксе. Излишне опекаемый, горячо любимый единственный ребенок. Он всегда заправляет свитер в брюки, досконально выполняет домашние задания и свободное время проводит не с другими ребятами, а с платами, проводами и «искусственным интеллектом». Типичный ботаник, водящийся в школе с такими же, как он, тихонями-заучками. Один из тех нелепых мальчиков, которые никогда не нравятся девочкам; такие, как он, стоя в углу на перемене, вцепляются в ремень допотопной сумки с учебниками как утопающий в спасательный круг и боятся с кем-то поздороваться или принять участие в общем веселье. Барри не доставалось от крутых ребят только потому, что он безропотно давал списывать, помогал всем с контрольными, сочинениями и рефератами.
Уэбб всегда чувствовал, что в нем тоже живет храбрость, правда, она почему-то спит. Впервые смелость проявилась, когда парень вытащил из мусорного бака портфель одноклассницы, принёс его девочке и помог ей подняться на ноги, потому что самостоятельно она этого сделать не могла.
Барри часто порывался ещё раз заговорить с Кэрри Кросс, ведь ему было, что рассказать: что у него тоже развелись родители, и что он понимает, каково это – быть изгоем. Но Уэбб больше слушал, и когда Кэрри заявила, что хочет бросить школу, он сначала ей не поверил. Лишь спустя две недели Барри понял, что это не шутка, и Кросс была права насчет всего – одноклассников, учебы, семьи. Уэбб твердо решил, что наконец-то должен сказать об этом Кэрри лично. Оставалось лишь её найти.

ПРОТОКОЛ ЗАДЕРЖАНИЯ

- Персонажи предполагаются как сюжетные. Я вижу их в ближайшем будущем примкнувшими к маргиналам и Фиш Муни. Это желательно, но, в случае категорического несогласия игроков, взявших эти роли, слишком упорно настаивать не буду.
- Было бы совсем прекрасно, если бы пришла сразу парочка. Убедительная просьба не разлучать их сразу. Френдзоньте, влюбляйтесь, расходитесь, сходитесь, но не надо так, чтобы Барри быстро одумался и вернулся к своим компьютерам, а Кэрри стала проституткой и сдохла от передоза. Мне было бы безумно интересно понаблюдать за долгоиграющим развитием их отношений, порадуйте тётю Джейн.
- Персонажей можно состарить на год, не больше. Помните, что они ещё школьники, почти дети.
- От вас требуется совсем немногое – грамотность и посещаемость. Ну и, пожалуй, отсутствие привычки уходить по-английски.
- Связь через гостевую и ЛС.

ПРИЛАГАЕМЫЕ УЛИКИ

Свернутый текст

Проследив, как Эйдан, не скупясь, прописывает себе успокоительное, Люси закатывает глаза и выпрямляется в кресле. Она запускает обе ладони в волосы и пальцами теребит пряди, взбивая их на затылке. Прикрыв глаза, девушка разминает шею, наклоняя голову то к левому плечу, то к правому. Джейн совсем не следит за своей физической подготовкой. Для активной, долго ожидавшей возможности выйти Люси сидеть в слабом теле Уильямс также неуютно, как если бы она залезла в коробку, сложившись вчетверо. Альтер-эго раздражает вялость, сковавшая мышцы: несмотря на то, что Джейн несколько дней отсыпалась и отъедалась, на количестве сил это никак не отразилось – они как были в упадке после Аркхэма, так и остались.
Немного угомонившись, Люси оседает в кресле, устраивая руку на подлокотнике и подпирая подбородок кулаком. Со скучающим видом девушка вполуха внимает Эйдану, который никак не поймет, что можно уже не растрачиваться на споры. Постукивая кончиками пальцев по кожаной обивке, Люси гримасничает, после каждой пылко брошенной Грэмом фразы беззвучно, одними губами проговаривая: «Бла. Бла. Бла».
Она резко хмурится, вскинув на психотерапевта косой взгляд исподлобья. Он продолжает бравировать своими правами хозяина квартиры. Подобные угрозы могут испугать Джейн, Люси же они только сердят.
- Джейн – маленькая девочка, идиот ты конченый, - с ядовитой улыбкой просвещает Эйдана девушка, хищно подаваясь вперед. – Маленький, нелюбимый ребенок, которого предали и у которого все отобрали. Это тебе так, для справки, врач ты… - Люси поджимает губы, не договорив бранное слово, коим намеревалась охарактеризовать Грэма. – Да ты знаешь её меньше, чем меня, - язвительно констатирует альтер-эго с нескрываемым пренебрежением. – Иначе не тупил бы сейчас и не вел себя, как упертый баран.
Люси, злобно фыркнув, встает с кресла, отталкиваясь от подлокотников ладонями. Пружинящей походкой она устремляется к окну, и, наплевав на все установленные парочкой Уильямс-Грэм правила, распахивает шторы и дергает за ручку, впуская в комнату приток свежего воздуха.
- Фу, воняет твоим пойлом, - потирает нос Люси, возвращаясь к месту беседы и опираясь локтями на спинку кресла. Она сгибает одну ногу, коленом упираясь в остов мебели. Несмотря на общую расслабленность позы, от девушки веет холодной сосредоточенностью. Это Дженни теряется, когда на неё наезжают. Люси побоку вся эта хрень, исполняемая Эйданом.
- Не выгонишь ты её никуда. И меня не выгонишь, - елейно обещает альтер-эго, откровенно показывая, насколько ей срать на то, что говорит Грэм. – Потому что, выставив сейчас меня – даже если у тебя получится это провернуть, - с сомнением предполагает Люси, глянув на очередную порцию виски в бокале психотерапевта. – Ты выкинешь на улицу одну несчастную, которая действительно нуждается в присмотре, опеке, чем там ещё… Заботе. Твоей, - девушка акцентирует обращение нарочно, вперившись в Эйдана испытующим взглядом – догоняет или нет? – И я говорю не о себе, а о Джейни. Она погибнет, а ты сгрызешь себя вприкуску к твоему бухлу, потому что не сможешь себя простить. Дошел расклад?
Словно потеряв к Эйдану, равно как и к его взбудораженному эмоциональному состоянию, всякий интерес, Люси круто разворачивается на пятках, спиной к мужчине. Она хорошо чувствует, какое напряжение повисло сейчас в гостиной, просто не принимает это так близко к сердцу, как сделала бы Джейн. Девушка идет прямиком к холодильнику, достает с полки тарелку с двумя сэндвичами, которые предполагалось разогреть в микроволновке в случае внезапного приступа голода, и лихо откусывает от одного сразу треть.
- Знаешь что, - повысив голос, чтобы Эйдан мог хорошо её слышать, окликает Люси, одновременно пережевывая кусок индейки. – А вот свозить её куда-нибудь ты действительно можешь. Это, кстати, неплохая идея, - одобряет девушка, медленно возвращаясь к центру гостиной. – Ну так, развеяться. Только ты её нигде не бросишь. Не обманешь, не оставишь ждать у кассы в магазинчике на заправке, потому что ты якобы забыл деньги в машине, - Люси угрожающе тычет остатком бутерброда в сторону Эйдана. – Если ты кинешь Джейн, я отправлю её в долгий лечебный сон. И уезжать придется уже тебе, Эйдан Грэм. Так далеко, чтобы я тебя никогда не нашла.
Добрейше улыбнувшись, Люси ставит тарелку с бутербродом перед психотерапевтом, на журнальный столик.
- Закуси хоть, - советует она, брезгливо оглядывая бутылку. – Слушай, могу тебя попросить? Завязывай вот с этим «она не ценит мою помощь», «она неблагодарная тварь», окей? Ты ж психоврач, должен знать, что иногда людям приходится говорить то, чего они не думают. Поверь мне, у неё веская причина для всего этого спектакля была. Джейн и меня не просто так прятала.
Усмехнувшись, Люси как будто что-то мгновенно решает, на секунду застывшим взглядом уставившись на Эйдана. Она вытирает ладонь о джинсы, кажется, хочет протянуть Грэму руку и наконец развеять завесу тайны над тем, как же всё-таки её зовут, но внезапно кривится, заметив на коже и рукаве свитера следы засохшей, плохо стертой крови и грязи.
- Вот блядь, - не выдерживает Люси, рассматривая свою пятерню. – Я вся грязная, как бомжатина. У меня что, на лице тоже кровь осталась? Посмотри, – девушка наклоняется к Эйдану, демонстрируя ему щеки и шею. – Надо же как брызнуло, - Люси раздосадована. – Короче, мне надо помыться. Можем продолжить разговор в ванной, - прищурившись, предлагает альтер-эго и добавляет многообещающе. – Если ты меня хорошо попросишь, я, может быть, ещё что-нибудь интересное тебе расскажу.

0


Вы здесь » Gods among us » partnership » ARKHAM: horror is a place


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC